?

Log in

No account? Create an account
Fallout
War, war never changes...
Амэ и четыре листочка со старого дуба. 
6-июл-2011 12:04 am
Единорог-тян
Под деревом зияла дыра. Амэ обошла её кругом, когда возвращалась домой. В ту ночь случилась буря. Дерево, нависавшее столетия над домом раскололо пополам молнией, и оно упал на левое крыло.
Лиля не вернулась домой. Ни в эту ночь, ни в другую.
-Мир дерева так стар, - сказала себе под нос Амэ, ощупывая то место, куда упал с неба заряд электричества. – Мир человека слишком молод.
Амэ перетянула живот клетчатой рубашкой Лили и, взяв сумку с винтовкой, отправилась к мосту, рядом с которым росло дерево. Дерево с дырой.
Когда Амэ пришла туда, то поняла – Лиля не вернулась бы и на следующий день, и к концу недели – никто не постучал бы в окно, никто не спросил бы новых батареек к «этой желтой в синей изоленте штуковине».
Амэ не любила ночами путешествовать в город, пусть и за батарейками, но сейчас бы с радостью туда отправилась. А может даже – прихватила с собой эту странную, слишком взрослую и такую критически настроенную, вместе с её штуковиной. Желтой и с синей изолентой, которая жрала батарейки и позволяла в себя играть.
Амэ стола по пояс в траве, сведя носки вовнутрь и наклонив голову вбок.
Дыра исчезла. Амэ обошла дерево кругом и медленно поднялась на мост, прислушиваясь к траве. Была тишина, девочка всей кожей ощущала её. С непривычки странно любому чувствовать абсолютную тишину, но не Амэ. Она уселась на краю самого большого камня четыре сотни лет назад пущенного на этот мост, мост, пересекавший больше не существующую реку. Во рту у Амэ была травинка. Высоко в небе жгло землю солнце. Одинокий луч дрожал в застывшей траве. Ветра не было, но не становилось душно. В траве есть жизнь, но она не издает звуков.
Амэ сложилась пополам и, ухватившись цепкими пальцами за край моста, повисла вниз головой. То место, где была дыра. Центр тишины этого поля. Когда-то тут текла река. Но река исчезла.
Волосы закрывали Амэ глаза. В голове шумели голоса. Вот Лиля срывает цветок, чтобы украсить им себя, вот вдалеке медленно едет странный агрегат – какой-то умелец переделал трактор на джип: из метровой трубы валит дым, огромные колеса бегут по волнистой долине, усеянной лугами с вздувшимися холмами, столетия назад срубленными лесами и исчезнувшими навсегда реками. Куда? Никто не знает. Но одно известно точно – вода есть, там, в глубине, текут подземные реки, и холмы иногда проваливаясь внутрь, открывают такое…
Лиль любила ходить к мосту. Где можно встретить Лиль? Под мостом! Она меняла мосты, но не положение своих ног относительно солнца. И во рту всегда – травинка. Так она сходила у людей за свою. Амэ не знала, откуда та притащила эту желтую штуковину.
-Мальчик подарил! – Воскликнула радостно Лиля и вдруг, став снова серьезно-обиженной, посмотрела недоверчиво на Амэ. Так смотрят на лжеца. Лиль. Ты сама солгала. Такого просто не могло случиться, если только…
-Они едят нас. – Предупредила Амэ её год назад. – В своих снах. – Добавила она, спустя год. Солнце. Такое жаркое. Стоило протянуть руки. Амэ любила смотреть на звезду людей, вытянув вперед рук и растопырив пальцы. Так она жгла терпимо, и в то же время – было приятно.
Год это много. Среди людей. Запах. Тут был этот запах.

***
Лиля взобралась на холм и, потянув носиком, поняла, что скоро будет гроза. Сплюнула изжеванную травинку. В этот день что-то было не так. Её трясло, как от озноба. Только так тепло вокруг! В глазах темнело часто, но видела она хорошо. В животе не урчало – его сводило и. Совсем не там, где желудок.
Она не хотела подавать вида, что с ней что-то не так, ведь был день игры. Ведь она выбралась!
Следом за Лилей на холм, покрытый кустарником, взобрался запыхавшийся Вадик. Мальчик притащил огромную сумку еды, он думал – они идут на пикник. Вадим носил сумку за плечами. Лиля видела такие в городе и временами – тут, у приехавших из города людей. Полуобернувшись, Лиль смерила пацана взглядом – таким, что у него перехватило дыхание и, замахав в воздухе руками, он улетел обратно вниз с холма – перевесила его еда.
Через десять минут он весь красный как рак. И принялся раскладывать на земле еду. Лиля смотрела с полминуты на все эти приготовления, оттопырив пальцем губу – струйка сладкой слюни стекала по подбородку. Проглотив голодный комок, она, не вытерпев, облизнулась и прыгнула на него.
Он издавал странные звуки, этот городской мальчишка. Интересно, там много таких? Почему он так странно сопротивляется? Отчего так пахнет? Вот это у него что? Есть ли предел приливу крови? Где он дышит, неужели – в животе? Такой маленький! Ого! Вот это вымахал! Так быстро увеличивается. Бывает же такое…
Вадим лежал, разглядывая небо. Его уронили навзничь – рядом, раскинув руки, лежала Лиля. Она только что в кровь изгрызла ему ухо.
В траве прошмыгнула кошка. Вскочив и метнувшись вдогонку, Лиля не рассчитала сил и когда встала в полный рост в траве – кошка была мертва.
-Э-эй! – Позвал её голос из травы. Казалось он доносится с того света. – Я сплю?
Прошелестев по траве босыми ногами, Лиля легла рядом с мальчиком, её когти по-прежнему сжимали в руках местного кота.
Вадим разглядывал её губы. «Чума-азая ты…», было написано на его сонном лице. Ему явно не хотелось вставать и прогонять наваждение. Перевернувшись на живот, Лиля легла на Вадима и поцеловала его в рот. Сначала он не давался, но потом передумал.
-Боже, что за гадость. – Сказал он, сплевывая через минуту кровь. Помаленьку он приходил в себя. И при всей своей смекалке, Лиля не знала, что будет, когда он окончательно очнется.
Может – вскочит и убежит. Правда, раньше от неё бегали исключительно девочки. Раньше она бегала исключительно за девочками. Раньше вообще они с Амэ гуляли исключительно ночью.
Вадим совершил нечто странно. И теперь неслась по траве от него Лиль. Все дальше и дальше, по холмам и перепрыгивая овраги, она обогнала летевший в ту же сторону серебристой стальной иглой вдалеке поезд и (как учила Амэ) ушла в перпендикулярный вектору её бега овраг, так, чтобы только её не видели пассажиры.
Их там так много, - думала, петляя по запутанному оврагу Лиль, - а я тут одна, всего лишь одна.
Она выбралась из оврага там, где начинались поля, за которыми текла последняя река, и начинались высохшие с виду, но все еще плодородные земли. Там был лесок и снова овраг, и два села, жавшиеся друг к дружке, левее начиналась тропинка и дальше – кустарник – и чужие холмы, просто холмы, уже родные холмы и родные мосты.
Он укусил меня. – Размышляла Лиль, идя по тропинке к мосту. Обезьяны едят все, - вспомнила Лиля слова Амэ, - даже других хищников; когда-то они хотели разума и ели, теперь хотят силы и едят, все, что умеет их мир – пожирать другие миры, всеядные.
Она остановилась отдышаться в тени под старым дубом. На плечо девочки упал пожелтевший в разгар лета листок. Лиля взяла его двумя пальцами, и сладостно закрыв глаза, понюхала. Земля уходила у неё из-под ног, девочка падала в океан зеленой травы, в которой утопали корнями деревья, по которому бежали во времени волны холмов и оврагов, слишком медленно, чтобы заметить человеку, но ведь…
Открылась дыра в тени, оттуда показалась зеленая мохнатая лапа.
-Тролль! – Вырвалось у Лиль, и в ту же секунду, как их глаза встретились, она вспомнила наказ более опытной Амэ. – Мне нельзя смотреть… - Обреченно подумала Лиль, наклонила голову, из глаз брызнули слезы. Страха и наслаждения. Во рту образовался шарик слишком сладкой слюни, чтобы можно было сдерживаться. Девочка открыла рот и кинулась под мост. Зеленые глаза слегка дрожали, фосфоресцирую в тени, тролль боялся света, как и любой из порождений человеческий фантазий, он скрывался только от своих творцов, людей.
Тролль поймал её с лету. Схватил Лилю за руки. Резко выгнув их, сломал в локтях. Хрустнули кости – девочка закричала, она билась, не вырваться стремясь, а лишь приспособиться к этому хотела. К тому, что сейчас случится. Прижав её к земле, тролль оказался сверху.
Меня поймал тролль. – Со странным волнением думала она, хоть и знала, что произойдет через мгновение.
Он был небольшой, весь зеленый, как тина. Он жил под землей, питаясь водой и тем, что она несла из городов.
Сельский тролль. Тролль овладел ей, и они стали единым в тени под мостом.
Хрустнули кости бедер, треснул таз, в голову летела яркая боль.
Хватит, хватит, хватит… - твердили её мысли. А тело сказало: еще!
Тролль облизнулся языком, полным розовых комочков слизи и засунул его в рот Лили. Глаза девочки открылись и больше не сомкнулись, в них застыла тень. Тень под мостом и два тела – не увидеть снаружи. Тишина – ни звука. Над ними сияло солнце, где-то тарахтел трактор, под мостом Лилю ел человеческий тролль.
Прошла слишком длинная для неё минута и тролль оторвался от своей добычи, вынул из девочки вялый хоботок с головкой, усеянной тупыми шипами. На траву капало семя, оно текло по бедрам, смешиваясь с кровью. Тролль принюхался. Схватил за бедра и обнюхал сочащуюся щель, снова облизнувшись, засунул туда язык и стал подъедать. Самого себя.
Самоедство? – Подумала Лиль. Сопротивляться троллю нельзя, если ты не человек, а человеку тролль не покажется. Он в него не поверит. Так и лежала она, лицом на мокрой тенистой земле, чувствуя, как в животе работает тяжелый язык тролля. Она выпил себя и съел часть неё. Он начал с лопнувшей вагины, прогрызая тупыми человеческими зубами путь в её живот. Он хрюкал, хлюпал её сочным мясом с соками и прерывисто сопел. Девочка дышала, чувствуя, как увядают цветы у тролличьих ног.
Тролль никак не мог насытиться.
Ненасытные вы, - прошептала в царящей кругом пустоте она, но не услышала саму себя. Нет голоса у неё – её доедает тут тролль. – Скорее, съешь уже меня до конца и залезь обратно в дыру старого сапога!
Вонзив в спину когти, тролль схватил позвоночник и рванул его.
Мама, - сказала самой себе мысленно Лиль. И умерла.
Тролль вытянул лапы и впился зубами в окровавленные позвонки. Зубы тролля скользили, ударяясь о костяшки, сначала в одну сторону, потом в другую. Прошли часы – к горизонту ушло солнце. В безмолвной тишине под мостом на позвонках мертвой девочки играл человеческий тролль.
Он был сыт.
Бросив позвоночник в сторону, тролль зевнул. Ворча что-то неразборчивое, он полез к себе в нору. Она сужалась – уходила из-под моста тень. Когда лучи заходящего солнца коснулись травы под мостом, там лежали окровавленные кости.

***
Под старым мостом сильно пахло трольчатиной. Все было забрызгано кровью. Черепа не было, его не оставит никто, но были кости. Их и не видать под прямыми солнечными лучами, но стоит упасть тени – и вот они. И кровь. Амэ слышала, как двигаются черви. Все хотят сюда, скорее же, скорее, только сюда. Они тоже любят кровь таких, какой была Лиля.
Тут очень быстро росла теперь трава.
Дыра исчезла. Но она появится снова. Когда-то тут проходил человек в сапогах с высокими ботфортами и угодил ногой в блуждающую тень. Кому-то снился кошмар – а кто-то троллем стал. И живет теперь в норе, что под мостом открывается в тени, когда вокруг нет никого из людей, и оттуда появляется мохнатый монстр. Человеческий монстр. Он делает то, что ему позволяют люди, чего хотят от него люди, но стыдятся сделать сами. Порождение желания бездны, сковавшей сердца миллионов. Ночью, когда все улетают в сон, оттуда приходит нечто, и оно отрыгивает подобные фантазмы.
Амэ согнула позвоночник. Он оказался удивительно хрупким в её руках и с треском сломался. Амэ уселась спиной к стене камней, голой поясницей чувствуя ночь, даже днем, сейчас, по холодным камням можно было почувствовать грядущую ночь. Вот она в тысяче километров отсюда зажгла огни еще одного города. Люди ложатся спать, чтобы сотворить новых чудовищ. Которые сделают все за них. То, что они хотят, что им так нужно, просто необходимо получить. Когда-то – разум. Чтобы мечтать и творить. Теперь – возможность получать не творя, иметь не положенное, воплощать свои мечты в обход всех правил и законов бытия. И как всегда – за счет других. Раньше был этот мир, мир людей. Он оказался им мал. Теперь они хотят большего. Люди этого мира сожрали уже почти всех вампиров, Амэ хотела найти в этой солнечной стране место, где не бывает тени – и не находила.
Амэ поднялась и развязала на животе узлом стянутую рубашку Лиль. В клетку – шаховницы были её любимыми узорами.

Комментарии очевидцев 
9-июл-2011 08:11 am
олололо, а тролька просто голодный был. ^_~
9-июл-2011 09:04 am
Вся эта сценка с каннибализмом тролля так внезапно, я аж вздрогнула. Вот так оно и бывает. Жизнь ))
9-июл-2011 10:25 am
А помоему очень эротичные помои ^3)
9-июл-2011 11:31 am
Волшебный рассказ (^-^)
10-июл-2011 08:54 pm - Самый ловкий враль

Нежность так и прЁт!

12-июл-2011 08:38 pm - Re: Самый ловкий враль
Надо же - без цензуры...
13-июл-2011 11:01 am - Re: Самый ловкий враль
Аг-ха!
5-авг-2011 10:15 pm - Re: Самый ловкий враль - прольем свет на Ч0рные дыры
Это ещё что! Доводилось читать истории о зайцах и прочих ебучих зверьках, которые по запарке натыкались на чёрные дыры и пропадали в неизвестных измерениях прямо на глазах ошарашенных «журналистов». Кто не верит, может найти старые газеты отечественных уфологов и лично убедиться. Только сразу предупреждаем тех, кто слишком близко к сердцу принял курс школьной физики: читать в строго отмерянных дозах и под наблюдением врача, иначе могут не откачать
This page was loaded окт 19 2019, 2:41 am GMT.